«Танцовщики — это не функции, а люди»

IMG_4552_@Сергей Мисенко
quote_a
quote_b
Фото: www.newsko.ru

Хореограф musicAeterna Dance Анастасия Пешкова  — о  том, чего ждать от  нынешнего Дягилевского фестиваля, и  об  особенностях танцевальной труппы из  вселенной Теодора Курентзиса

Фото: Сергей Мисенко

В  Перми открывается Дягилевский фестиваль. Второй год  подряд в  нём принимает участие musicAeterna Dance  — одно из  недавних приобретений многосоставного коллектива Теодора Курентзиса musicAeterna. Танцевальная труппа  — ключевой участник двух событий: постановки оперы Паскаля Дюсапена Passion (16+) и  пластического спектакля Okho (12+). О  том, чего ждать от  этих спектаклей, а  также об  особенностях работы musicAeterna Dance рассказывает хореограф и  репетитор коллектива Анастасия Пешкова.

Passion  — уже  третья ваша оперная постановка в  рамках Дягилевского фестиваля с  Теодором Курентзисом и  Анной Гусевой. Сначала был  Орф, потом Стравинский, и  вот  сейчас  — Дюсапен. Скажите, пожалуйста, можем ли  мы  говорить о  какой-то трилогии или  это  просто три  совершенно разные вещи?

Может быть, кто-то увидит в  этом трилогию, но  специальной задумки создать трилогию у  нас  не  было.

Стиль каждой постановки во  многом определяет музыка. Когда мы  работали над  De temporum fine comoedia Карла Орфа и  над  «Персефоной» Игоря Стравинского, мы  объединяли на  сцене танцовщиков и  хор, хор  был  одним из  главных действующих лиц  в  обеих постановках. Здесь же  у  нас  на  сцене остаются два  солиста и  артисты труппы musicAeterna Dance с  несколькими приглашёнными танцовщиками и  перформерами.

Опера Дюсапена  — это  гораздо более поздняя музыка, исследующая совсем другую тему, создающая другую атмосферу. В  ней  иначе открывается пространство, и, конечно, хореографический текст этого спектакля будет отличаться от  наших прежних постановок.

В  Passion большую роль играет идея отражения, потому что  музыка Дюсапена  — это  лабиринт. Эта  музыка как  будто сама в  себе отражается, теряется в  пространстве, или  ты  теряешься в  пространстве этой музыки. Ты  не  заметил, как  вдруг переместился из  узкого коридора в  огромное, бескрайнее пространство без  пола, потолка и  всего остального… Возможно, солисты оперы отражаются в  историях, в  которых танцовщики находятся сейчас, или  были их  частью когда-то в  прошлой жизни, или  станут в  будущем.

Как  строится ваша работа?

В  своей работе мы  всегда используем лабораторный метод: вбрасываем танцовщикам какую-то задачу, идею, которую мы  хотим в  спектакле развить, и  потом каждый из  них  вносит свой вклад: отталкиваясь от  этой задачи, предлагает свои пластические задумки. На  этапе репетиций мы  всегда даём танцовщикам свободу пойти по  тому пути, который предлагает им  их  воображение. На  следующем этапе мы  с  режиссёром Анной Гусевой начинаем этот материал анализировать и  обрабатывать. Я  собираю хореографическую партитуру на  основе того, что  мы  с  танцовщиками «достали» из  их  тел. Я  уверена, что  движение, которое спонтанно родилось у  танцовщика,  — особенно если материал затрагивает какие-то личные темы и  переживания,  — всегда искреннее, органичнее, чем  заданное постановщиком. И  с  этим очень интересно разбираться и  работать.

Мы  не  работаем с  балетом, где  есть жёсткие каноны. У  всех исполнителей индивидуальная психика, своя физика, свой бэкграунд. И  эти  особенности и  индивидуальные различия  — как  раз  то, что  мы  «вытаскиваем» в  Passion, они  так  или  иначе проявляются в  различных сценах. Для  меня Passion  — это  в  некотором роде персональный ад, как, наверное, для  каждого участника, потому что  мы  имеем дело с  passion  — «страстями», или  страданиями, которые проживают персонажи оперы.

И  этот «персональный ад», личные эмоции, которые проживают танцовщики либо индивидуально, либо в  дуэте, либо как  команда,  — это  тоже определяет структуру хореографического текста.

Что  собой представляет другой спектакль musicAeterna Dance  — Okho?

Когда мы  только начинали работать над  этой постановкой, хореограф Володя Варнава охарактеризовал её как  физическую драму. В  ней  мы, конечно, тоже шли  за  музыкой, потому что  это  Янис Ксенакис, причём только его  произведения для  ударных инструментов  — потрясающая музыка. Мы  долго думали о  том, как  можно под  эту  музыку танцевать и  нужно ли  вообще это  делать, в  итоге родился какой-то очень своеобразный хореографический текст.

Ксенакис  — необычный композитор: он  архитектор, создатель оригинальной концепции света и  автор собственной теории устройства театра. Володя искал диалог с  этой музыкой. Среди произведений Ксенакиса, взятых за  музыкальную основу, есть Rebonds  — «Отскоки»: удар и  его  рикошет, перенаправление движения, звук  — и  шлейф от  звука. Вот  с  этим мы  и  работали, придавая этой музыке телесность. Это  действительно очень физический спектакль. Это  не  драмбалет, не  какой-то нарратив, где  тебе рассказывают историю, а  диалог с  музыкой и  со  смыслами, которые в  ней  заложены.

musicAeterna Dance  — это  самое недавнее, самое свежее дополнение к  музыкальной вселенной Теодора Курентзиса. В  чём миссия этого коллектива? В  чём его  специфика?

Это  труппа из  десяти танцовщиков, которые работают с  физическим театром. Особенность нашей танцевальной компании в  том, что  это  не  классическая балетная труппа одинаково подготовленных и  одинаково образованных танцовщиков, привыкших работать в  единой эстетике и  говорящих на  одном пластическом языке. Наоборот, мы  создаём свой собственный пластический язык, который формируется постепенно на  основе проживания совместного творческого опыта. Все  артисты musicAeterna Dance  — это  танцовщики с  разным телесным опытом, разной танцевальной школой и  бэкграундом.

Все  наши танцовщики пришли к  нам  разными путями. Айсылу Мирхафизхан, например, пришла из  мира академического балета и  только сейчас занялась современным танцем. Алексей Слуцкий работал в  театре «Провинциальные танцы», Женя Калачёв танцевал в  разных компаниях в  Европе, а  сейчас вернулся и  работает с  нами. Некоторые из  танцовщиков постоянно ведут классы параллельно с  собственной творческой деятельностью. Женя Калачёв и  Аля  Грунтовская являются в  Доме Радио кураторами танцевального направления, ведут лекции по  современному танцу.

У  всех разная природа, разный опыт, разные личные интересы. И  вот  из  этой разницы рождается объём, глубина и  выразительность пластического высказывания. Я  воспринимаю танцовщиков как  рок-группу, в  которой есть фронтмен, он  задаёт какое-то направление и  вектор движения. Остальные танцовщики  — это  не  функции, а  люди, которые находятся в  диалоге, соавторстве и  все  вместе создают общую историю. Для  меня важно быть внутри нашей творческой команды и  вместе через эти  процессы проходить.

Какую роль в  вашей жизни, в  деятельности вашего коллектива и  всего сообщества musicAeterna занимает Дягилевский фестиваль?

Дягилевский фестиваль  — невероятно важная для  нас  точка сбора: с  Анной Гусевой и  Теодором Курентзисом мы  начали работать вместе именно на  Дягилевском фестивале. Именно в  процессе постановки De temporum fine comoedia появился наш  коллектив musicAeterna Dance. Каждая работа, которую мы  делаем для  Дягилевского фестиваля,  — это  новое исследование. Фестиваль  — очень важная часть сезона. Что  бы  мы  ни  делали в  течение сезона, мы  обязательно планируем, что  мы  покажем на  фестивале и  что  будем ставить для  него специально.

Зрители в  Перми  — очень заинтересованные, открытые и  эрудированные, интересно быть с  ними в  диалоге. Интересно работать для  них, потому что  это  люди, очень насмотренные благодаря Дягилевскому фестивалю и  вообще насыщенной театральной жизни в  Перми. По­этому мы  очень ждём предстоящей встречи.

Юлия Баталина
 
По теме
Сегодня на площади Нефтяников прошла игровая программа, посвященная дню друзей.
В детской библиотеке №3 им. И.А.Крылова представлена выставка книг известных детских писателей Юные читатели откроют для себя весёлые истории и  захватывающие приключения в книгах Артура Гройса "История с выводами",
Ранее вторую театральную сцену планировали открыть в здании бывшего военного училища Новую сцену театра «У Моста» могут возвести в бывшем здании хлебозавода Перми Фото: Михаил ФРОЛОВ.
МЧС информирует - Кунгурский муниципальный округ По данным Пермского ЦГМС - филиала ФГБУ «Уральское УГМС» ЦГМС: 21 июля местами по Пермскому краю ожидается ночью туман, утром и днем сильный дождь, ливень, гроза.
Кунгурский муниципальный округ
театр у моста - Новый Компаньон Ранее вторую сцену театра предлагалось разместить в здании клуба ВКИУ   Администрация Перми Власти Перми рассматривают возможность разместить вторую сцену театра «У Моста» в здании бывшего хлебозавода №1 (ул.
Новый Компаньон